Бесплодная страна

0
2

И сказали жители того города Елисею: вот, положение этого города хорошо, как видит господин мой; но вода нехороша и земля бесплодна. (4 Цар. 2:19).

Земля бесплодна. Эта мысль тяжелым бременем угнетала жителей прекрасного города Иерехона. Ибо город их был во истину прекрасен, и расположен был в цветущей, плодородной и живописной местности. И само население города отличалось благодушием и гостеприимством, что вытекает из слов: «положение этого города хорошо, как видит господин мой». Но недостатком в нем было бесплодие его жителей. Вода была нездорова и вызывала смертность среди детей.
Бесплодие тяготело над городом как проклятие со дней Иисуса Навина. Ибо при покорении Иерихона Иисус Навин поклялся и сказал: «проклят пред Господом тот, кто восставит и построит город сей Иерихон; на первенце своем он положит основание его, и на младшем своем поставит врата его» (Иисус Нав. 6:25).
Несмотря на проклятие, обычно в те времена произносимое победителями над покоренными городами, Иерихон все же оказался отстроенным во дни Ахава. Ахиил, Вефилянин, не взирая на проклятие, приступил к отстройке города. Св. Писание говорит нам в 3 Цар. 16:34, что проклятие, произнесенное над городом, не минуло его, ибо первенец его, Авирам, погиб при заложении фундамента, а младший сын, Сегуб, умер при постановке городских ворот.
Очевидно Ахиил Вефилянин думал, что можно обойти проклятие и воссоздать осужденное судом Божиим без устранения причин, вызвавших осуждение. И ему пришлось вместе с жителями города нести на себе последствия своего дерзкого предприятия. Бесплодие лежало проклятием над этим местом.
Нельзя рассчитывать на благословения там, где отсутствуют основания и условия для благословений.
Осуждение заменяется благословением и жизнью лишь после устранения причин, навлекших осуждение.
Слишком знакомо и нам это явление в области духовной жизни.
Нередко приходилось нам болеть душою при виде духовного бесплодия, господствовавшего и в наших городах, местечках и общинах.
И мы могли повторить слова жителей Иерихона: «положение этого города хорошо, и жить хорошо среди этого народа или этой общины».
Но недостает в ней новых рождений, новой жизни.
Нет в нем ни зачатий, ни рождений.
Нет роста, бесплодная земля, замерла жизнь в общине, нет жизни в Господе.
Причину бесплодия видели там в качестве воды, вытекавшей из нездоровых источников, но, тем не менее, благотворно действовавшей на окружающую город растительность. Как верно это и в применении к нашему времени. Сколь много из того, что способствует росту и процветанию, в наши дня вытекает из нездоровых источников. Невозможно перечислить все те различные духовные течения, изливаемые в широкие народные массы как по каналам, чрез печаль, школы, союзы или чрез собеседования, доклады и рефераты. Пробуждая и воспитывая мысли и чувства в людях эти мероприятия создают бесплодие и невосприимчивость в вечному и божественному. Чрез мировоззрение, которое мы разделяем или модное течение, которому мы даем себя увлечь чрез богопротивные принципы, которых ми придерживаемся, чрез страсти, которым мы предаемся, мы становимся неспособны к восприятию в себе Божественной истины.
Можно быть культурным и не иметь в себе Бога, как можно быть религиозным без непосредственного и личного общения с Богом.
Можно обладать обилием знания и не иметь совести, ни познания истины. Вместо того, чтобы искать избавления от власти греха и смерти, мы пытаемся своими силами их преодолеть и создать такие культурные и общественные условия, которые возможны только для обновленного и возрожденного человечества.
Поэтому, у кого глаза открыты, тот видит и ныне каналы, по которым течет нездоровая вода, несущая бесплодие и отраву в наши семьи и общины, в жизнь общественную и государственную, делая их негодными для восприятия грядущего Царства Божия на земле.
Однако, в области духовной жизни имеются еще и иные причины тому, что общины наши не приносят плода.
К таким я отношу страх пред материнством.
Среди нас множество женщин уже не сожалеют, подобно Анне, о том, что они не содействуют умножению народа своего.
Желая оставаться женщинами они не хотят быть матерями. Они страшатся мук, неразрывно связанных со всяким рождением, и труда по уходу за новорожденной жизнью.
Но без мук не рождается жизнь, и без рождения не появляются дети. Тоже и в области духа. Прежде, чем возникала новая жизнь и начиналось благословенное время, всегда появлялись предварительно лица, готовые претерпеть муки рождения, сопряженные с зарождением новой жизни в духе. Кому знакомо попечение о душах, тот поймет апостола в его послании к возлюбленным им Галатам, которым он пишет о своих муках рождения, «доколе не изобразится в вас Христос».
Этих мук рождения боятся иные и среди принадлежащих к числу народа Божьего. Для них муки рождения представляются слишком большими и уход за новою жизнью слишком хлопотливым. Только испытавший их сам, знает, насколько мучительны бывают эти потуги, сопряженные с рождением новой жизни, и борьба за нее.
Лишь тот, для кого новая жизнь дороже, нежели все связанные с её возникновением муки и труды, будет способен принести добровольную жертву в виде страданий души и испытаний веры.
Но подобно тому, как в природе, так и в области духа, есть еще и вторая причина неплодия, а именно, старость. Приносивший плоды ранее, под старость теряет эту способность. Для большинства людей в преклонном возрасте является невыносимым и детский плач и детские шалости. Уже рожденное они предпочитают рождающемуся. У определившемуся, розовевшему тяготеет душа.
Не есть ли это отличительное свойство многих живущих в наше время людей, а также церквей и общин?
На что, например, обращено внимание многих церквей? Не на то ли, чтобы сохранить то, что уже сложилось? Появление новых истин, умножение света Божественного, выяснение пути к Богу и спасению, утверждение людей в их личном общении с Богом – некоторых церквей мало интересует. Слишком много во всем этом детских криков, хлопот и забот. Дряхлеющее христианство!
Я не хочу сказать, что там совершенно отсутствует всякая жизнь. Нет, мы знаем, что во всех церквах на протяжении их истории было не мало живых людей и течений весьма ценных и просветленных. Главное состоит в том, находится ли жизнь, наполняющая наши церкви, в периоде роста или угасания? В первом случае она открывает миру новые жизненные источники и увеличивает в нем свет. Во втором, все сводится лишь к сохранению и сбережению того, что имеется. Когда же в церквах и общинах наших чувствуется недостаток в творческих силах и пророках, способных вести народ Божий, духовно руководить им, в таком случае силы первородные оказываются утраченными для нашей эпохи.
Мы окажемся неспособными разыскать новые пути, по которым позже родившиеся могли бы пойти ради спасения своего к совершенству.
Может быть, еще хватит сил и полномочий на поддержание Царства Божия и сохранить его видимость, но приготовить путь для грядущего Царства Божия или умножить источники жизненных сил – или, наконец, помочь нарождению духовного движения – на это уже не достаточно будет наличных сил.
Так, например, весьма знаменательно, то малое участие, которое проявлено было со стороны евангелической церкви и иных церковных организаций к большому духовному движению, уже несколько десятилетий происходящему в России, известному по названием Штундизма. В его нарождении и росте названные старые церкви, как таковые, вовсе не принимали участия. И если бы Господь не нашел родителей и попечителей этому движению среди иных кругов верующих, то вновь рожденная жизнь могла бы погибнуть, задохнувшись, едва родившись, в собственной крови.
Жители тогдашнего Иерихона хорошо понимали откуда происходило бесплодие. Но устранить причин его не могли. У них не было средств оздоровить вредную воду. Нужду народа своего они видели и сердца их страдали от господствовавшего бесплодия, но не было сил помочь горю.
Несомненно, большая разница в том, можем ли мы противопоставить одолевшему нас бедствию лишь только одно сострадание или же, подобно Илии, выступить против него во всеоружии полномочий свыше. Как бы важно ни было иметь верное представление о духовных нуждах современников наших, одно значение еще не излечивает. Исцеление наступает лишь, если находятся люди, Богом уполномоченные на борьбу со злом.
Подобно обетованной утренней заре, раздаются голоса призывающие своих единоверцев к возрождению, и обновлению. Они возвещают наступление нового дня. Избавлению, которое Господь хочет даровать людям, всегда предшествует тоска по обновленной жизни.
Если такие глашатаи и не имеют еще полномочий, чтобы принести исцеление своим современникам, то они все же окажутся способны разыскать вестников Господних, могущих дать желанный ответ на их вопросы.
Таким вестником для жителей Иерихона некогда оказался пророк Елисей. Он полнее и глубже узнал силы и помыслы своего Господа, нежели собраться его, теснимые печалью и скорбью. Елисей видел пути ко спасению, скрытые от их глаз. Он знал, что Всемогущий Бог сильнее, нежели нездоровая вода, вывшая причиной бесплодия. Ему ясно было, что милосердие Божие сильнее проклятия, под которым до того времени пребывал цветущий город. Поэтому он и надеялся на оздоровление вредной воды и восстановление плодородия в бесплодном городе. Ибо существует благодать возобновляющая, могущая и отягченный проклятием Иерихон превратить в благословенную церковь Божию.

Я. И. КРЕКЕР, Директор Миссионерского Союза «Свет на Востоке»

Взято из духовно назидательного журнала «Евангельская вера» №4-6; АПРЕЛЬ-ИЮНЬ 1937 г.

avatar
  Subscribe  
Notify of