Никто не пригласил Ивана

0
26

Кузнец Иван был жалки, нечестивым человеком. В своем вероломстве он испытал все скверное и богохульное… Все, что хорошо, он ненавидел, и любил все, что худо. Он любил издеваться над верующими, и этого не могла избегнуть также его жена, которая переносила все в терпении и любви Иисуса. Этот человек, казалось, сверх всякой меры отдался злу. Молитвы не производили на него никакого действия; Евангелие проповедовалось, и милость Божия была простерта, но не нашлось никого, кто бы приблизил Ивана к Богу беседой о Христе.
В нескольких верстах от кузнеца, в деревне, жили старики Петровы. Им было по девяносто лет. Они жили праведно и честно после обращения, которое они применяли на практике своей ежедневной жизни.
Однажды, проснувшись ранее обыкновенного, старик встревоженным голосом начал звать жену: «вставай жена, вставай!»
– В чем дело, старик, в чем дело? – заволновалась в свою очередь старушка.
– Я не могу сейчас рассказать тебе всего, я должен скорее затопить печь. Пожалуйста, приготовь мне завтрак: мне спешно нужно идти в город.
– Ты пойдешь сейчас в город? – удивилась жена.
– тебе совсем не зачем туда идти, потом, ты ведь не можешь пройти такое расстояние пешком!…
– Не говори, что я не могу ходить пешком, – возразил старик. – Я тебе говорю, что мне нужно отправиться в город. Я видел сон. Вот затоплю печь, и расскажу тебе все.
Жена, видя серьезность мужа, быстро приготовила завтрак; старик, подкрепившись и рассказавши жене сон, отправился в город. Путь его был длинный и трудный, но какая то неведомая сила влекла его вперед. Наконец он достиг цели.
Пройдя главную улицу, старик свернул в узкий переулок и зашел к «дьяволу Ивану», как обычно звали кузнеца.
– Отец Петров! – с удивлением, весело воскликнул Иван. – Что ты здесь делаешь в такую рань?
– Я пришел тебе нечто сказать. – ответил старик.
– Пойдем в дом, чтоб я мог присесть, я очень устал. Когда они вошли, старик начал: – Иван, сегодня ночью я видел сон, который и привел меня сюда. Я видел, что час, о котором я много думал и, к которому готовился, наступил. Пришла минута моей смерти. И это было точно так, как я думал именно так, как обещал Господь. Я нисколько не боялся. Да и как мне было бояться: моя комната была полна ангелами и они все ободряли меня. Я их любил и знал, что меня они тоже любят. Один из них подошел ко мне, взял меня за руку, и мы полетели… Выше гор, выше облаков мы поднимались в звездное небо… О, как они тогда пели!… Я ничего подобного никогда не слышал в моей жизни. Так мы неслись и неслись, пока один из них не сказал: «Смотри туда, там небо!».
О, Иван, я не могу объяснить тебе, что я чувствовал, и передать, что я видел. Я не верю, чтобы кто нибудь мог обо всем этом рассказать. Там, на небе, все было так спокойно, так чудесно, прекрасно, так светло и славно! По мере нашего приближения туда, я видел, что ворота раскрылись, и мы во мгновение ока пролетели через них в «город возлюбленный». О, какая нам была встреча!… Со всех сторон раздавались приветствия, все так рады. И это происходило в аромате пахучих цветов среди чарующей музыки и песен. Все радовались тому, что я пришел. Они устроили мне такую встречу, как будто я был на земле кем то великим, а я был всего только грешником, спасенным кровью Иисуса Христа. К великой радости, там я встретил всех своих детей, никто из них не погиб. Мой сын, с которым ты, бывало, играл вместе и ходил в школу; и твоя мама, с которой я учился когда то в одном классе, были там.
Прошло некоторое время, я не знаю сколько именно, и я увидел, что тот самый ангел, который принес меня, снова прилетел с кем-то другим. Когда я присмотрелся, то узнал, что этим «другим» была моя жена. Она выглядела прекраснее, чем в день нашего венчания. Мы гуляли с ней под деревьями жизни, около реки, что вытекает из под трона Божия. Мы были там так счастливы! Мы могли наблюдать, как ангелы приносили на небо все новые и новые души, среди которых было много знакомых, тех, которые мне и тебе дороги. И вот, Иван, в это время как то внезапно посетила мысль: «почему я нигде не вижу тебя». Я стал тебя искать, всматривался во все лица, ходил по всем улицам, расспрашивал о тебе всех встречных, но нигде не мог тебя найти, и никто ничего не мог сказать о тебе.
Я был почти в отчаянии; мое беспокойство о тебе было большим, чем бы ты мог себе представить это. Потом, я пошел к Господу. «Мой дорогой Спаситель!» сказал я Ему, «где Иван, я не нахожу его?…» Господь ответил мне, что ті не пришел. О, если б ты мог видеть, Иван, с каким сожалением говорил Он эти слова: «ОН НЕ ПРИШЕЛ». Я спросил Господа: «Почему Иван не пришел?» В ответ на это Господь заплакал так, как Он плакал часто, когда был на земле, и сказал: «НЕ БЫЛО НИКОГО, КТО БЫ ПРИГЛАСИЛ ИВАНА ПРИДТИ КО МНЕ…» Тогда я упал к Его ногам, омочил их своими слезами и, склонив свое лицо к Его ногам, вскричал: «Господи, позволь мне хоть на полчаса пойти на землю; я пойду и приглашу его, я отнесу Ивану Твое приглашение!…»
В этот момент я проснулся. Рассветало. Я был так счастлив, что еще жив, и могу пойти и пригласить тебя начать путь в небо. И вот, я рассказал тебе все. Скажи, хочешь ли ты идти туда?!!
Кузнец стоял, как вкопанный. Он не мог ни говорить, ни двигаться. Старик Петров поднялся. «До свидания, Иван, не забудь, что ты был приглашен, помни, что тебя звали!» С этими словами он вышел.
Тогда только кузнец опомнился. Он пробовал взяться за роботу, но все валилось из рук; молотки не слушались, гвозди гнулись, лошади не стояли, как нужно.
«Боже мой, будь милостив ко мне грешнику!» Неожиданно для самого себя произнес Иван, и зарыдал… Оставив кузницу, он поспешил домой и рассказал жене все, что случилось. «Благословен Бог!» сказала жена.
«Да», ответил Иван, «я решил принять приглашение и хочу, чтобы Бог сохранил меня верным с сего часа и до конца». В. К.

Взято из духовно назидательного журнала «Евангельская вера» №7-9; ИЮЛЬ – СЕНТЯБРЬ 1938 г.

avatar
  Subscribe  
Notify of