КАК БЫ ПОСТУПИЛ ХРИСТОС?

 

Саша любил ходить в школу, но последнее время с ним что-то случилось, и он не торопился утром уходить. Сестричка Леночка заметила, что он задерживается и спросила: «Ты почему еще дома? Разве тебе не нужно сегодня идти в школу?»

«Нужно, да я не особенно хочу идти!» — ответил Саша. «Как так, а я думала, что ты любишь ходить в школу». «Да, люблю… но…» «Что но, почему не хочешь?» Саша поморщил нос и неохотно ответил: «Мне нужно проходить  мимо дома Леньки Степанова, а он уже ожидает меня и начи­нает дразнить и говорить грубости. Мне страшно, потому что он больше меня». «Что же он говорит тебе?» —спросила Леночка. «Да разное, вроде: я сорву твою шапку и разорву ее в клочки, или: я вырву тебе пучок волос, подходит; и го­ворит почти на ухо».

Леночка широко раскрыла глаза и спросила: «Ну, а ты-то что делаешь?» «Я говорю ему, что если он не оставит меня;

в покое, я побью все окна в его доме, а он только смеется и гонится за мной по улице. Мне всегда приходится убегать от него, чтобы не догнал».

Леночка взволнованно подпрыгнула и спросила: «А почему ты не говоришь с ним, как говорил бы Христос? Он любил тех, кто грубил Ему и был добрым со всеми». «Да что ты в этом понимаешь, ты ведь девчонка», — неприветливо ответил Саша и побежал в школу.

Погода была прекрасная, солнышко светило ярко, хотя было еще довольно рано, птички пели весело, и Саша надеял­ся, что Ленька уже ушел в школу и не будет приставать к нему.

Когда он поравнялся с Ленькиным домом, тот стоял у своих ворот, явно в ожидании встречи с Сашей. У Саши были рыжие волосы и Леньке было легко придумывать для него разные клички. «Эй, тыква! — кричал он уже издали. — Интересно, твердая ли у тебя голова? Я вот сейчас проверю!» — и Ленька нагнулся, чтобы поднять камень. Камень полетел бы в голову Саши, но Ленькина мама смотрела из окна, и только это спасло его от разбитой головы.

«Вот нахал, — думал Саша, — у самого нос, как морковка, и все его так и называют «морковка», а для меня вон какие клички придумывает. Я его сейчас так обзову, что он никогда не забудет!» Но в это время Саша вспомнил слова Леночки об Иисусе: «А Иисус поступил бы иначе. Он сказал бы что-нибудь приятное». Саша подумал, что он и сам знал Еванге­лие, и ему было стыдно, что он сам не додумался последо­вать примеру Иисуса, а теперь ему приходится принимать совет девчонки. «Но ведь она права, чего ж я горжусь, верно, что Иисус не сказал бы ничего обидного, а я-то воображал, что знаю все лучше Лены».

Издали снова донеслось: «Тыква! Тыква! Что ж ты на это скажешь? Тыква ж, а?»

Саша больно проглотил слюну, хотелось плакать, но он подошел к Леньке и сказал: «Доброе утро, Леня, как живешь? Я вот сегодня утром видел птичку такую, колибри называется, малюсенькая, крылышками шуршит, как пчелка».

Ленька посмотрел на Сашу, и его нижняя челюсть отвисла. Он совсем опешил и не знал, что сказать, и так стоял молча, разинув рот. Но вдруг опомнился и говорит: «Ты куда это мимо меня собрался? Думаешь, что вот так и пройдешь? Вот я тебе сейчас подобью оба глаза!»

«Я иду в школу, как и ты, — спокойно ответил Саша, — пойдем вместе». «Ишь ты, какой сегодня смелый, с чего бы это?» — спросил Ленька. Саша внутри все еще побаивался, но с улыбкой ответил Леньке: «Пойдем, а то опоздаем, я по дороге тебе все расскажу». К великому удивлению Саши Ленька согласился, уж очень ему хотелось узнать причину перемены в Саше.

По дороге Саша рассказал Леньке все, как было, то есть всю правду, и про Леночку и про Иисуса, и ему стало так легко и хорошо на душе. И Ленька не смеялся над ним за то, что он поступил так, как поступил бы Иисус. Ленька и сам знал о Господе, только никогда не вдумывался в Его слона и не сле­довал им, а теперь решил, что жить, как учил Христос, гораздо лучше. Любить всех и самому быть любимым, да ведь это гораздо лучше, чем драки и склоки! Ленька посмотрел на Сашу и улыбнулся. Они поняли друг друга, и с тех нор стали самыми лучшими друзьями.

 

avatar
  Subscribe  
Notify of