Виталий Волчанский

Православным о протестантах

Комментарии на 5-ю главу  ”Можно ли крестить детей?” из книги «Протестантам о православии»  протодиакона Андрея (Кураева)

 

 

 Пастор В.Волчанский

Казалось бы, для членов наших церквей этот вопрос вообше не стоит—мы с детства впитали основные устои нашего вероисповедания, и знаем, что Слово Божие не дает указания на крещение детей.  Но в Америке, где мы сейчас живем (а так же и в странах бывшего СССР, где в последнее время очень сильно влияние либерального богословия, принесенного преподавателями курируемых западными союзами Баптистских семинарий и академий), наши верующие сталкиваются с этим учением все чаще. Эти богословы настаивают, что обычай крестить детей—не только не расходится с учением Христа, но прямо исходит из него, и только мы, русские Баптисты, по старинке, по ошибочной привычке, продолжаем делать по–своему. Их аргументы очень ясно и наступательно изложены в книге «Протестантантам о православии» протодиакона Андрея (Кураева), профессороа Московской Академии и Духовной семинарии. Потому я, пользуясь статьей этого авторитета в православном мире как материалом, содержащим все основные доводы поборников детокрещения, приведу другие доводы, объясняющие нашу позицию, основанные исключительно на Слове Божием. За  читателем остается право на формирование своего мнения.

В.В.

 

Прочитав статью протодиакона Андрея (Кураева)«Можно ли крестить детей», я невольно  усомнился, представляет ли уважаемый автор, профессор,  протодиакон Андрей (Кураев),  основы вероисповедания протестантов, и конкретно—взгляд Баптистов на вопрос детокрещения. На основе его утверждений можно сделать вывод, что нет. Настолько исказить Баптистское вероучение можно либо совершенно не зная предмета обсуждения, либо, во что не хочется верить, –в случае элементарной недобросовестности. Я искренне надеюсь, что уважаемый протодиакон Андрей с  христианской простотой и кротостью воспримет наши замечания, и желание найти истину окажется выше желания любыми средствами защитить «честь мундира». Поправки, касающиеся допущенных неточностей и искажений Баптистского вероисповедания,  печатаются непосредственно под текстами, где эти ошибки допущены.

 «Можно ли крестить детей?»– Глава 5  из книги А. Кураева «Протестантам о православии».

 

АК.  Расхождение православия и протестантизма по вопросу о крещении детей – это не просто проблема обряда. За этой разницей стоит уже отмеченное принципиальное различие восточного и западного христианства. Протестантизм понимает спасение как прощение, которое Христос возвещает тому, кто в Него поверил. Православие понимает спасение как жизнь Бога внутри человека, как исцеление.  

ВВ. Это верно, спасение является возможным только при прощении Христом наших грехов, так как на небо не войдет ничто нечистое (Откр.21:27). Но Баптисты однозначно понимают что после покаяния Бог живет духом Святым во всех истинно верующих, возрожденных душах, как написано в Писании: «Бог пребывает в нас…в том пребывает Бог, и он в Боге»-1Ин.4:12-15; 1 Ин.2:24; «Духом Сятым, живущим в нас»-Рим.8:11… Слово говорит, что душа получает Духа Св.—при покаянии. «Ибо мы запечатлены Д. Святым в день искупления»–(а не крещения!!). «В нем и вы,… уверовавши в Него, (а не кпестившись) запечатлены обетованным Святым Духом»…(Ефес.1:13) Не «крестившись, а –«уверовавши». Иначе те, кто покаялся, но не успел креститься и умер, не имели бы спасения, и погибли, несмотря на покаяние. А вот не уверовавши креститься –бесполезно, ибо «кто не будет веровать-осужден будет» (Мрк. 16:16) 

АК.  Протестанты говорят, что поскольку младенцы юридически не дееспособны и не разумны, то они не могут исповедовать Евангельскую доктрину и, соответственно, не могут быть членами народа Божия. Православные, однако, исходят из того, что знать, что такое воздух – это одно, а дышать им – нечто иное. Младенец не знает свойств и происхождения молока – но без него жить не может. Какая мать скажет заболевшему ребенку: “ты все же сначала вырасти, кончи медицинский институт, и только когда ты поймешь, как действует на организм это лекарство, и когда ты пообещаешь больше никогда не есть снег – вот тогда я тебе дам лекарство!”?

ВВ. О юридической недееспособности младенцев Баптисты не рассуждают. Нет необходимости. А говорят о том, что дети, и, конкретно, младенцы,–бессознательны, не способны  еще понимають учение Христа, и, тем более, давать обешания на далекое будущее. В церковь же входят, по словам Христа, исключительно по личной сознательной вере, –«кто верует и крестится, спасен будет»–Мрк.16:15-16. А так же–Рим. 10:9-11: «если устами  твоими будешь исповедовать Иисуса Господом, и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых,  то спасешься». Так что,  вопрос не в «юридической дееспособности», а в том, что мы не имеем права вместо Христа «расширять ворота в рай» по нашей доброте душевной, и добавлять от себя что либо кроме того, что Он конкретно сказал.

АК. Понятно, что преступник, не принесший сознательного покаяния, не может быть помилован. Но должен ли врач отказывать в помощи больному только потому, что тот еще не понял источника собственной болезни?Да, ребенок не знает, что такое Церковь и на каких принципах она строится. Но ведь Церковь – это не философский кружок, не простое собрание единомышленников. Церковь – это жизнь в Боге. Отлучены ли дети от Бога? Чужды ли они Христу? Не абсурдно ли оставлять детей вне Христа (а крещение всеми христианами понимается как дверь, вводящая  в Церковь Христову) лишь по той причине, что нормы римского права не видят в них признаков “дееспособности”?

ВВ. Во-первых, нельзя менять местами причину и следствие. Ставить телегу впереди  лошади. Не крещение в Библии  подразумевается как дверь, апокаяние. В Деянии апостолов мы читаем четкое требование, условие спасения: «…Бог Ныне повелевает людям всем повсюду покаяться;» (Деян. 17:30)–не креститься, нопокаяться, а потом уже-креститься. «Петр сказал им: покайтесь, и да крестится каждый из вас» (Деян.2:38). То есть, крещение –есть следствие покаяния.

Во вторых, аналогия с лекарством несовершенна, как и любая другая,–она  не отражает всей многонранной сушности предмета. Христос дал нам ясное условие, установление, о том, как можно стать членом Его тела, и каким путем  входить в церковь, на каких основаниях. И никто не имеет права опротестовывать Его учениеА, в случае несогласия, просто основать СВОЮ, новую религию. Тогда можно и устанавлиивать иные правила и законы. Но без Христа.

АК.    Верно, нельзя насиловать человека. Но с какой стати  младенцев считать за демонов? Какие основания считать, что они противятся соединению со Христом? Согласны ли протестанты с суждением Тертуллиана, что душа человеческая просто по природе своей уже христианка? Значит, естественно для человека стремиться  ко Христу, а не противиться Ему? Значит, лишь злая воля  человека отклоняет его стремление от Источника жизни? И что жевыходит, младенцы столь злы, что для них нет места в Церкви и что их крещение нельзя расценивать иначе как насилие над их волеизъявлением?..

ВВ. Тертуллиан мог иметь какие угодно суждения о душах младенцев и высказывать свои представления. И так учить. Но его слова никак нельзя считать законом,  или хоть как –то сравнивать их со словами Христа. Так как Тертуллиан был такой же человек, как и все, и мог забдуждаться по самым различным вопросам. Что он и делал. Ведь и православные богословы, опираясь на одни постулаты отцов церкви, не соглашаются  с другими,  и не исповедуют их учений полностью, а  берут только какие-то мысли. Это естественно, ведь только Христос оставил нам совершенное, то есть, абсолютно правильное учение. Но Христос нигде не говорил, что души новорожденных—христианки. И что они способны молиться. Кому же нам верить, Христу, или—Тертуллиану??

За демонов младенцев мы не считаем, отнюдь нет. И любим, надеюсь, как и диакон Андрей. И мы не утверждаем, что они «противятся»  Христу. Или вообще сознательно прготивятся чему-либо. Бессмысленно рассуждать  об этом, если они еще вообще не способны рассуждать, и пребывают в бессознательном состоянии, «не отличяют правой руки от левой».  Так же как и утверждать, что их души—«христианки»—по меньшей мере безосновательно.  Так как Христианство—это не врожденное состояние, а– сознательное исповедание Иисуса Христа как Сына Божия, и осознанная вера, что Он простил наши грехи (Рим. 10:9-10).  Если продолжать  аналогию диакона Андрея, то выходит, что души вообще всех  младенцев –и мусульман, и буддистов, и язычников—тоже «христианки»!? До какого возраста? Ведь все они—плачут? Следовательно,–молятся? А если в мусульманской семье годовалое дитя уже ходит и говорит,  и начинает молиться как ее учат родители—но не Христу—оно погибнет? Ведь душа уже стала не Христианка, а мусульманка?  И имеет детскую веру, (как Максмика, о котором речь впереди), но–в Магомета. Значит, царство Божие—не для всех детей, и Христос ошибался?! И, если поверить Тертуллиану, что душа–изначально христианка, то она и к церкви принадлежит—не может же Христианка не принадлежать к церкви! И, значит,  ее имя уже записано на небесах.  Но тогда—зачем ей и крещение?

А злая или добрая, но именно–сознательная  воля человека –определяет, принимает ли  он спасение из рук Христа или нет. Ведь Человек и определяется как «Homo Sapiens»–«Человек Разумный».  При отсутствии же работы сознания остаются только эмоции, чувства, которые меняются под воздействием  настроения и тем более обстоятельств. Новорожденные дети не злы и не добры—они  не стали еще способными различать и делать добро или зло. Хотя в генетическом коде записаны их будущие способности и ососбенности психики, что при возрастании  будет определять особенности их личночти.                                                                                                                                                                       Потому младенцам еще нет и необходимости для покаяния,– они не грешили сознательно. Потому Христос сказал о них:«таковых есть Царствие Божие». И из контекста видно, что в этом месте  Христос имел в виду не взрослых, в смысле –«таких по поступкам», как трактует диакон Андрей, а—конкретно  детей, как возрастную категорию. А когда они вырастают и становятся способны давать отчет в действиях своих,–они должны брать и ответственность за свои поступки, и тогда уже –каяться. А если они избирают путь греха, что постоянно случается, несмотря на крещение в детстве,–им не поможет, что их бессознательно крестили во младенчестве.

АК.   Теперь обратимся к Библии. Любой человек, читавший Писание, скажет, что в Ветхом Завете было несколько прообразов новозаветного крещения. И все те ветхозаветные события и установления, которые оказались прообразами новозаветного крещения, – включали в себя детей.

Первым прообразом было прохождение через Красное море (Исх.14:21-31). Прошел весь Израиль с младенцами – а для ап. Павла это уже знак крещения: «Не хочу оставить вас, братия, в неведении, что отцы наши все были под облаком, и все прошли сквозь море; и все крестились в Моисея в облаке и в море» (1Кор.10:1-2). Если младенцы приняли участие в ветхозаветном крещении, на каком основании надо отказывать им в возможности принять крещение новозаветное?

Вторым прообразом таинства Крещения было обрезание. Обрезание было знаком вхождения в Божий народ, знаком Завета. Совершалось же оно на восьмой день после рождения мальчика (Быт. 17: 9-14).Так что, по протестантским представлениям, получается, что – до Христа младенец мог быть членом Церкви, членом народа Божия, а после Его пришествия и жертвы это оказалось почему-то невозможным. Так пришел ли Христос, чтобы облегчить людям путь к Богу или чтобы затруднить его? Наверное, чтобы облегчить. Пришел он только ради взрослых или и для детей? Наверное, и детям тоже Он облегчает доступ к дому Отца… Обрезание сменилось тем, прообразом чего оно было – крещением (Кол. 2:11). Но неужели в итоге смены Заветов, младенцы уже лишены возможности стать членами Церкви?

ВВ. Умение диакона Андрея ловко подменять понятия достойна восхищения.  Прохождение моря от «прообраза» с легкостью необыкновенной тут же превратилось во мнение Павла, и так же стремительно—уже  в факт: младенцы приняли крещение!!  Но правда в другом:  прообразы и образы—это не тождественные вещи. Так же как и притча отличается от иллюстрируемого реального события или факта. Так—и в отношении «крещений» в море и облаке по отношению к крещению по вере во Христа. Кроме общности  в значении «погружения», эти «крещения» никакого отношения ко крещению как присоединению к церкви не имеют. И сказаны эти слова совершенно по другому поводу. Ведь все мужчины были обрезаны еще в Египте, и переход через море никак не мог быть для них крещением (или символом крещения), или прообразом его, как присоединениея к народу Божию, так как они уже были «крещены» обрезанием в том понимании, о котором мы говорим. (Иис. Нав. 5:3-5). (А их потомков, родившихся в пустыне, после обрезал Иисус Наввин). И то, что все прошли через море,– не значит тем более,  что только после этого они стали членами Израильсеого народа.  Они этим событием в Моисея крестились. Так апостол говорит (1 Кор.10:2). То есть, это был  факт соучастия всех в одном событии, «погружение» в одни и те же переживания, испытания, обстоятельства. Так же–и в облаке. Но, согласимся, что те Евреи все же не стали Христианами, хотя и «пили из  духовного последующенго камня; камень же был Христос» (1 Кор 10:4). Слово Божие нигде их так не именует. И их души мы не можем даже с натяжкой назвать «христианками», хотя они  есть народ Божий. А прообразы, (Павел говорит даже—«образы»), на которые  Павел указывает–были не как прообразы Христова крещения, а—«это были образы для нас, чтобы мы не были похотливы на злое» (1 Кор. 10:6). То есть, определенные поучительные примеры. И ни намека—на детокерещение. Кроме того, апостол пишет, что Авраам само обрезание получил «как печать праведности через веру, которую имел в необрезании» (Рим. 4:11). Следовательно, обрезание без веры—ничто, а есть акт утверждения («печать») его уже существующей  живой веры. И так же и крещение без веры—ничто.

 Далее. Как мог ветхозаветный младенец стать членом церкви, которой не существовало в природе?? Обрезание и крещение—совершенно различные по своей сути таинства. И нигде ни Христос, ни апостолы не учат, что обрезание есть прообраз крещения. И когда апостол Павел говорит, что во Христе мы обрезаны обрезанием нерукотворным, не плоти, а обрезанием духа—это святая истина! Но это не относится ко крещению как таковому, а—к нашему спасению, очищению от грехов в день покаяния. А Евреи не очищались от грехов в день обрезания—во-первых, новорожденный не согрешал еще, а во-вторых,  оно не было духовным, но плотским обрезанием (Еф. 2:11), только как знак вхождения в еврейское общество. А по мере их возрастания, за них всех требовалось принесение жертв за грех.                                                                                                                                                                                          Далее, о возможности младенцев стать членами церкви «до Христа». Церкви 3–4 тысячи лет назад не было и в помине. И Христос только сказал, что  создаст её ,–в будущем (Мф. 16:18), что и случилось в день Пятидесятницы (Деян. 2 глава). Если и говорить об древнем Израиле, как о Ветхозаветней церкви, –то уж не как о церкви Христовой, а—как о Божией церкви, «Жене»,  Израильском  народе в целом. А водное крещение—атрибут исключительно Христова учения, вход в Христову церковь, о которой в Ветхом Завете не сказано ни слова. Еврейство же передавалось по рождению—евреи родились от евреев по крови, и тщательно следили за своими генетическими корнями, принадлежностью к коленам Израилевым. И становились соучастниками обетования по закону, и подтверждалось это обрезанием. И спасались они– по закону, по вере в Иегову, а не по благодати, не по личной вере в Христа Спасителя: «Благодать же и истина произошли через иисуса Христа». (Ин. 1:17). А если говорить всерьез об обрезании как о единственной «двери» в церковь Ветхозаветнюю, хотя таким именем Израиль нигде не назван,—то что же—девочки?? Они же не принимали  обрезания? Или они без обрезания не становились членами народа Божия?? Как же апостол учит, что во Христе нет ни «мужеского пола, ни женского» (Гал.3:28), и, следовательно, тогда и вход в церковь—одинаков для обоих? А без крещения членом церкви– стать нельзя.  Если аналогию диакона  Андрея доводить до конца, то тогда в наше время их тоже нельзя крестить?  Однако в Православии их все же крестят? Эта аналогия с Ветхим Заветом заведет нас далеко…                                                                                                                 Но слава Богу, что есть чистое Христово учение, избавляющее нас от таких философий.   Главное же—непреложная истина, что Бог открыл  новый путь спасения через сознательное принятие Христа в сердце—«кто будет веровать…» (Мрк16:15-16); «сердцем веруют к праведности, а устами исповеуют к спасению» (Рим.10:10). Не по рождению, а по возрождению: «кто не родится сыыше—не может увидеть царствия Божия» (Ин 3:3). А как новорожденный может родиться свыше, то есть, сознательно принять что Христос есть Сын Божий и Спаситель мира?? Если даже обрезанный, просвященный, мудрый иудей, учитель закона –не мог принять Царствия Божия, так как еще не был возрожден? (Ин.3:4).

АК:.  Протестанты  понимают крещение слишком односторонне: они видят в нем лишь отрицательный смысл: омовение от скверны греха (мол, раз дети  не грешат, то им и не нужно крещение).

ВВ. Это прямая фальсификация. Так Протестанты (Баптисты и Евангельские Хр.) не понимают и  не понимали никогда. Но понимают, как учит Писание: «Крещение есть не плотской нечистоты омытие (и не от скверны грехов омытие!), но обещание Богу доброй совести». В этом –главный, огромный, важнейший смысл крещения–вступление в Завет с Богом, «Обещание Богу доброй совести», то есть верности, в обмен на обещание Бога взять нас в свое Тело, стать членом Его (1 Птр. 3:21). А от греха человек «отмывается»  при покаянии.

 

АК: Но у крещения есть и позитивный смысл, причем надсубъективный. Крещение не есть просто внешнее проявление внутреннего намерения человекаобещание Богу доброй совести»). Крещениеэто событие, которое  меняет тот мир, в котором человек живет. Крещение есть вхождение в народ Божий, причем это не юридическое «приобретение прав гражданства», а присоединение к Телу Христову, получение благодатного покрова, благодатной помощи.

ВВ. Аминь!! Это как раз и делают Баптисты—вступают (заключают) с Богом в завет и входят в Тело Христово, становятся членами Христовой церкви. Но событие, которое меняет мир, в котором живет человек—не крещение, а жертва Христа; событие же, меняющее внутренний мир человека—его покаяние.  А не крещение. Но: наше лично  крещение не меняет мир греха вокруг нас. Иначе давно бы был рай на земле. Но оно меняет нас внутри, внутреннего человека, и наше отношение к внешнему миру. Ибо при покаянии Царствие Божие вселяется в нас («…вот, Царствие Божие внутрь вас», Лк 17:21). Если же Царство Божие входит в нас только при крещении—что же дает покаяние? Тогда покаяние не спасает? Тогда, если крещение было бы главным условием спасения–то Разбойник распятый не обрел бы спасения?! Слава Богу, — обрел; «ныне же.будешь со Мною в раю»! (Лк.23:43). И это подтверждает, что не крещение, а обращение ко Христу, есть момент перехода от греховной мертвости к святой жизни спасения.

АК.   Чтобы понять связь ветхозаветных прообразов с новозаветной практикой крещения, стоит поставить вопрос о том, а кто, собственно, был субъектом Завета. Заветэто договор. Договор предполагает две стороны, которые вступают в определенные отношения между собой. Одним субъектом библейского Завета является Бог. Но с кем именно Он заключает Ветхий Завет? С Моисеем? с Аароном? Нет, со всем народом Израиля. И на страницах Евангелия мы видим, что Христос заключает Новый Завет не с Петром и не с Иоанном, но с новым народом Божиим: к Чаше Завета, изливаемой «за вас и за многих», Христос приглашает «всех». Бог дает Свою благодать и защиту не просто одному индивиду, а сообществу людейЦеркви. «Христос не только носитель вечной Вести, которую Он повторяет одному за другим каждому удивленному человеку». Он говорит к Церкви.

Поэтому очень важно понять, что обрезание и крещение не есть частные требы. Это не просто личное или семейное событие. Это событие общенародное. И вступить в Заветзначит получить права гражданства в народе Божием, значит начать жить той жизнью, которая и помимо меня, и до меня живет в других людях, через которых я встречаюсь с Творцом. Не отделить нас друг от друга пришел Спаситель, но воссоединить.

 

ВВ. Это утверждение не соответствует Писанию. Здесь опять мы видим нарушение порядка между причиной и следствием. Бог говорит; «И поставлю завет Мой между Мною и тобою, и весьма, весьма размножу  тебя» (Быт. 17:2).  Первично Бог заключал Завет именно с Авраамом, а не с Еврейским народом.  («Аврааму даны обетования», Гал.3:16). Потому что Бог возлюбил его, «и он наречен  Другом Божиим» (Иак. 2:23). Все это—исключительно по вере Авраама, и  от него произвел Бог народ, а не наоборот. И потом уже—заключение Завета с народом Израильским. Как наследием Авраама. Иначе Бог говорил бы от  начала: «Я Бог Израильского народа», а не  «Авраама, Исаака и Иакова».  И мы в Новом Завете называемся детьми Авраама по вере (…«верующие суть сыны Авраама»–Гал.3:7), а не детьми  Израильского народа, который постоянно изменял своему Богу и которого Бог даже готов был истребить  за их грехи. (Чис. 16:21).

АК. И потому не нужно смущаться тем, что в самом Новом Завете слово «церковь» упоминается 110 раз. Для обретения спасения надо вступить в «землю святую», в то сообщество людей, через которое свет благодати распространяется в мире. Церковьнарод Божий. А может ли быть народ без детей? Закон, избранничество, права и обетования Ветхого Завета распространялись на детей. Вступить в состояние Завета значило прежде всего вступить в члены народа Божия. В народ Божий люди входили с детства. Для этого недостаточно было просто родиться в еврейской семьенадо было пройти через таинство обрезания. Также и сегодня – мало родиться в семье христианина, надо пройти таинство крещения.

Этими таинствами родители включают своих детей в состояние Завета, в состав народа Божия для того, чтобы на малышей распространялась благодатная Божия защита, покрывающая весь народ. Как некогда еврейские дети в ночь самой страшной египетской казни спасались от погубления кровью агнца, нанесенной на дверные косяки, так в христианскую эпоху от ангела смерти дети защищаются Кровию истинного Агнца и Его печатью – крещением.

ВВ.  Конечно, народ быть без детей не может. Но Бог готовит себе детей для Его  Царства — не  физических, возрастных младенцев, а—тех, кто будут верными исполнителями его Слова, чтобы Его дети были царями и священниками Бога Всевышнего: «если соблюдете заповеди Мои..» (Ин.15:14., 8:51; 14:23). А физические младенцы—не согрешившие еще—имеют вход в Небо. ПОКА не стали достатлочно взрослые, чтобы отвечать за свои поступки. Закон, избранничество, права и обетования Ветхого Завета тоже распространялись на детей. Но, эти все уже были изначально избранны в Аврааме –им не надо было делать выбор, а–подтвердить только свою, по рождению, принадлежность к народу, что за них родители имели полное право  (и даже должны были) сделать. Конечно, евреи имели веру—детей обрезали по вере родителей в Бога Иегову, которого они чтили, болялись, и по закону которого жило все Израильское общество. Но совершить над детьми данное Богом повеление—это одно, а ручаться за детей на будущее–это совсем другое. И сами младенцы, естественно, этого делать не могли. Но для вступления в Церковь Христа—требуется еще и возрождение, или рождение свыше—то есть осознанное личное признание Христа как Спасителя. Что родители никак не могут сделать за детей. Есть в этом существенная разница.

Условия вступление в Церковь и в еврейское  общество–разные, как и разные Заветы. В Н.З. ни Апостолы, ни  Христос не дали постановления, чтобы детей крестить. А в Ветхом— Бог дал строжайшее повеление обрезать именно детей, в восьмой день (Лев. 12:3). Неужели Христос и Павел ошиблись, не указав нам  точного решения в столь важном аспекте спасения? Если бы детокрещение  было так важно, –не упустил бы Христос указать на это, ввести в закон. Он есть Истинный Бог, а не человек, чтобы ошибаться, и посеять таким образом разногласия и распри среди церквей. И Он дал ясное указание, которому мы и следуем—крестить по личной вере. Только. Так зачем же сегодняшним служителям брать на себя такую сомнительную смелость—создавать новые установления, каковых Христос не давал?? Это же явный грех! Идя таким путем, мы можем далеко уйти от Истины. И–от жизни вечной.  А родители не имеют права «включать в Завет»  и детей, и кого-либо вообще, так как в любой завет, то есть договор, вступают те, кто принимает на себя обещание исполнить взятые обязательства. Никто другой не имеет такого права, даже и родители. Родители при всем желании не могут «родить их от воды и Духа», а это—главное условие спасения (Ин.3:5). А в более взрослом возрасте дети имеют свой разум, и их мысли и дела часто не подвластны родителям, и никто наперед не знает, как они поведут себя, когда вырастут. Но чтобы на детей распрострпнялась Благодать Божия, и они были защищены от диавола, нужно просто постоянно освящать их молитвой. Они освящаются через святость верующих родителей, как написано в 1 Кор. 7:14 : «…дети были бы нечисты, а теперь-святы.». Но не сказано: «покрестите их, чтобы стали святы»И–куда же  девается  после, с годами, эта защита, если эти самые дети становятся грешниками, а то и сознательными безбожниками,  и бесславят Имя Христово?? Ведь это еще страшнее, чем просто не знать Христа (2 Птр. 2:20-21): «ибо, если избегши скверн мира чрез познание Господа, опять запутываются в них и побеждаются им, то последнее для таковых хуже первого. Лучше бы им не познать пути правды, нежели познавши возвратиться назад от преданной им святой заповеди…». И–в послании к Евр. 10:26-29: для отступивших от веры– «страшное ожидание суда». Значит, это детское крещение –не спасение для них, не  «защита», а самообман родителей и обман детей. Их делают несчастными, ложно надеющимися, что их крещение в детстве без обещания Богу доброй совести, то есть, без вступления с Ним в Завет, спасет их от погибели. А оно –не имеет никакой силы. Другое дело, что если те же родители будут постоянно молиться за них—вот эта защита действенна и эффективна, так как Бог по молитвам святых посылает свою защиту и помощь. «Воззовет ко мне, и услышу его», пс. 90:15; «о чем ни попросите с верой…» (Ин.14:13-14; 16:23);.  и тд.

АК.   Протестанты  говорят, что у человека нет и не может быть таких дел, которые помогали бы ему обрести спасение. Но эта формула протестантского богословия находится в разительном противоречии с их же пониманием крещения. Крещениеэто всего лишь действие человека или в крещении помимо человека, кроме человека действует еще и Бог? Крещение есть только то, что я хочу засвидетельствовать перед лицом Бога, или же в крещении есть еще и встречное действие Творца, есть встречный посыл благодати? Если верно лишь первое, то крещение не более чем странный, чисто человеческий обряд, безблагодатная человеческая деятельность. И повеление Христа о крещении выглядит странным: «кто будет веровать и совершать вот такоето обрядовое действо, спасен будет, а если кто не исполнит именно этой формы обряда, будет осужден даже в том случае, если у него была вера». Если же признать, что в крещении действует Сам Бог, то, значит, крещение есть таинство, то есть такое человеческое действие, которое призывает Божию благодать в мир человека. А если главное в крещении совершается Духомто откуда же у протестантов такое дерзновение ограничивать область действия Того, Кто дышит, где хочет? Почему они столь уверены в том, что Дух не хочет действовать в детях?

ВВ. Во-первых, в послании к Галатам, 2:16, написано, что делами никто не спасается: «делами закона не оправдается никакая плоть», и человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа; дела же играют важнейшую роль в жизни Христианина, ибо через дела он показывает, что исполняет Закон  Христа ( Иак. 2:20 «ибо вера без дел мертва»). Соблюдение Заповедей –проявление любви ко Христу Спасителю и нашей праведности: Ин.14:15, 23; 15:10, 14.                                                                                                                                                          Во-вторых, Слово Божие учит нас не бездумно «выполнять обрядовое действие», а сознательно, с полной ответственностью совершать этот важнейший акт ради спасения души, сознательно перед Богом и людьми давая Богу обещание быть Ему верным. А вот крещение малолетних— какие бы объяснения ни подводили под это его сторонники — как раз и есть формальное исполнение обряда, потому что крещаемый не принимает  в нем сознательного участия..                                                                                                                                                                 А действие и сила Божия, и благословение,  обязательно присутствуют при крещении, этого мы не отрицаем. При вступлении в завет Бог и человек представляют две стороны, вступающие в договорные отношения и торжественно, при всех свидетелях, берущие  на себя ответственность соблюдать данные обешания. О том  же, что те, кто  «имея веру, не исполнит именно этой формы обряда,,( а точнее, заповеди,)  будет осужден»–это не мы говорим, а Бог. Если Христу нужно было креститься, чтобы «исполнить всякую правду», то кольми паче—нам!! Ведь «послушание лучше жертвы». Но что не само по себе крещение спасает, а вера—и крещение по вере–Господь говорит однозначно: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет, а кто не будет веровать—осужден будет» (Мрк.16:16). Не сказано: «кто не будет креститься», но: «веровать», то есть, именно  вера стоит на первом месте в деле спасения. Без веры нет спасения, «без веры Богу угодить невозможно» (Евр. 11:6).  Но если кто-то принебрегает исполнением заповеди крещения, то этим  демонстрирует свое открытое неповиновение Богу, установившему эту заповедь, и тем самым восстает против Него. А непослушание –великий грех, за который даже помазанный Богом царь Саул был лишен благодати и отвергнут Богом. Но если кто не успеет исполнить заповедь крещения,  по независимым от него обстоятельствам и умрет,–это уже не его вина, и Господь его спасает, как было с разбойником на кресте. Кстати, и отцы церкви осуждали принебрежительное отношение ко крещению, и ввели детокрещение только на Карфагенском соборе в 252 году, именно потому, что некоторые взрослые верующие принебрегали крещением.

АК.     В текстах Нового Завета есть прямое повеление Христа: «Не препятствуйте им [детям] приходить ко Мне» (Мф. 19, 14). Однако единственная дверь ко Христу – «если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Ин. 3, 5). Христос, взглянув на детей, «возложил руки на них и благословил их» (Мк. 10, 16). Значит, Христос благословляет детей, Он может их благословить. Так же православные надеются, что Господь благословит и их детей.

ВВ. Первое:  Надеяться–то можно. Но надежда, чтобы осуществилась, должна базироваться на твердом основании Слова Божия, а не на чьих—то предположениях и желаниях. А– могут ли дети бессознательно родиться от Духа??

Второе: благословение и крещение—различные понятия и совершенно разные категории священнодействий. «Благословение–…ср. действия по глаголу благословлять: возвеличение, выражение признательности, пожелание благлюбовное неделение кого, чем;соизволение на что, разрешение; осенение крестным знамением или иконойосвящение».  «Крещеньеср. Христианское таинство приобщения к  церкви», (Словарь В.И. Даля, Москва 2002, т.1, стр.159, и т. 2, стр.196.).  Как видим, благословение как таковое имеет несколько различных значений, но  никак не является  синонимом  крещения. И если Господь благословил детей, еще не значит, что этим благословением заменилось для них крещение, или оно означало их приобщение к Христовой церкви. То есть, факт благословения детей никак не связан с мыслью, что этим Христос открывает дверь для вступление детей в церковь.

Нам не нужно и опасно домысливать за Христа, влагать иные значения в предельно ясные слова и действия Спасителя,–иначе  мы не избежим путанницы в понятиях и  будем искажать Слово Божие. Господь благословлял хлеб и вино, хлебы и рыб, благословлял детей, благословлял учеников. Особенно показателен пример с учениками при вознесении Господа: «и подняв руки, благословил их». (Лк. 24:50). Точно так же, как и ранее –детей. Почему же отцы православия не приписывают и этому благословению другого, особого смысла, как они делают с благословением детей?  Ясно, что это все были молитвы благословения, и  никакого другого скрытого значения/смысла в этих действиях нет.

А «не препятствовать»–действительно, нельзя препятствовать детям приходить ко Христу, быть преткновением своими поступками, жизнью, или запрещать ходить в церковь и читать Слово Божие. И следует постоянно молиться о них, чтобы Господь их благословлял и хранил в Своих руках. И Он действительно благословяет наших  детей по молитвам родителей. Но от этого они еще не делаются членами церкви.

 

АК.     Бог освящает детей даже до их рождения, примером чемуИоанн Креститель (Лк. 1, 15). Можно вспомнить пророка ИеремиюПрежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя» – Иер. 1, 5) и апостола Павла: «Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатью Своею» (Гал. 1, 15). Как видим, благодать может касаться детей даже помимо их рассудка. Почему же отказывать детям в благодати крещения и причастия? .

ВВ.  Благодать вообще не имеет отношения к рассудку, иначе это уже не благодать. Благодать это—милость. Она дарится Богом. Как и спасение младенцам. Но это–не приобщение к церкви. Призванный благодатью апостол всетаки крестился. Но лишь когда уразумел учение Христа. К тому же, это был особый выбор Божий для Его служения, и так было только в отношении определенных лиц, а не всеобщий порядок спасения. Бог говорит через Ап. Павла: «Кого Бог предузнал, тех и предопределил.» (Рим. 8:29). Почему? Где тот смельчак, кто спросит у Бога отчета, почему Он это сделал  по отношению Своих особых избранных сосудов? Но тем не менее, Он же нарушал общий проядок—вознес на небо Еноха, а потом—и Илию??

А.К. В Ветхом Завете мы видим посвящение первенцев Богу на 40-й день. Могли ли они сами в этом возрасте давать обет Богу, что будут служить Ему неотступно во всю свою жизнь (см. Исх. 13, 2 и 1 Цар. 1, 28)? Родители давали обещание за своих детей еще до их рождения, и Бог благословлял это их намерение (1 Цар. 1, 11; ср. Суд. 13, 7).

ВВ. От детей это и не требовалось.  И родители не давали обещание, а отдавали Богу свое чадо, в наследие Божие, как оягненка приносит в стадо пастырь. Он—уже ягненок, он им родился—и вот теперь его принесли, и он живет среди стада. У евреев  этот акт утверждался обрезанием. Но огромная разница –посвятить, т.е. отдать Богу, или —обещать за ребенка, что он будет делать в будущем!

А.К.  И в Новом Завете мы также видим, как Бог спасает детей  по вере  родителей: бесноватый отрок исцелен по вере отца (Мк. 9, 17-27). По молитве хананеянки спасена ее дочь (Мф. 15, 22-28). По вере капернаумского царедворца исцелен его сын (Ин. 4, 46-53). По благоволению Божию к родителям вернулись к жизни их умершие дети (Лк. 7; Мк. 5; Лк. 8)91.

В.В: Исцеление по просьбе родителей—соответствует Писанию, так как это был ответ Христа на их насущьную просьбу и нужду. А стали ли– бесноватый отрок, или сын царедворца, или Ханнеянка и её дочь, членами церкви?? Ведь чудо исцеления не есть акт приобщения к церкви Христовой, и даже –не залог спасения. Они были спасены от болезни и смерти физической,  или избавились от бесовского засилия, это–да. Но о  спасении их душ в будущем мы ничего не можем сказать. Тем более, что были среди исцеленных и те, кто даже не пришли поблагодарить Христа за исцеление—что же, они тоже получили спасение и жизнь вечную? (Лк. 17:17).  И что потом с ними было, никто не знает. А напутствие Христа: «Иди, и впредь не греши»—явно значит, что будущее зависит от поведения самого человека.

АК.   Нам говорят, что детей нельзя крестить, потому что они не могут присягнуть на верность Евангелию, а крещение, как говорит ап. Петр, есть «обещание Богу доброй совести» (1 Петр. 3, 21).

Этот аргумент строится на неверном переводе Писания. С сожалением должен сказать, что и синодальные переводчики в этом месте ошиблись. Ближе к оригиналу церковнославянский перевод: Крещение не «обещание Богу доброй совести», а «вопрошение у Бога совести благи». Здесь крещение оказывается не приношением, не обещанием, нопросьбой  Может, свв. Кирилл и Мефодий плохо понимали греческий? Но вот природный грек и христианин еще вполне ранних времен св. Григорий Богослов (IV век) подтверждает, что речь у ап. Петра идет о даровании доброй совести в крещении (Слово 40, на крещение). Причем контекст богословия св. Григория вообще не допускает толкования крещения как обета: со ссылкой на Екклезиаста (5, 4) Григорий Богослов пишет: «Ничего не обещай Богу, даже и малости; потому что все Божие, прежде нежели принято от тебя»92.

ВВ: Должен сказать, что для нас авторитет  Синодального перевода Св. Писания, по которому приходила ко Христу вся Россия на протяжение сотен  лет, а так же и английского перевода  King James Version, который считается одним из самых достоверных и уважаемых в мире, намного выше, чем мнение Св. Григория.  (King James дает тот же смысл, что и синодальный перевод: «the answer of a good conscience toward God», в переводе не русский—«ответ/ решение Богу доброй совести»).

А по поводу обещаний Богу,–то  слова Св. Григория прямо противоречат Библии. Стихи из книги  Екклезиаст, Гл. 5, ст.4-5, говорят не о том, что нельзя двавть обеты, а что их нужно исполнятьКогда даешь обет Богу, то не медли  исполнить его», стих 4,  и-«лучше тебе не обещать, чем обещать и не исполнить» (стих 5).

АК.   Глагол έπερωτάο в классическом греческом языке может означать обещание. Но в новозаветном койне он однозначно имеет смысл вопрошения, просьбы. Например, в Мф. 16, 1: фарисеи «έπηρώτησαν  » – «просили» Христа. Встречается этот глагол еще в Мф. 22, 46; Мк. 9, 32; 11, 29; Лк. 2, 46; 6, 9; Рим. 10, 20; 1 Кор. 14, 35. Отглагольное существительное от него и употребляется в 1 Петр. 3, 21. И нет ни одного случая употребления этого греческого глагола в корпусе Новозаветных текстов в смысле обещания, приношения. Вполне логичен латинский перевод этого слова interrogare, rogare, то есть также – вопрос и просьба. И даже в протестантской литературе уже встречается правильное понимание этого стиха: крещение есть просьба.  О чем эта просьба? Продолжение фразы ап. Петра разъясняет: «Крещениеспасает воскресением Иисуса Христа». Крещение дает дар от Бога через воскресение  Иисуса Христа.  Не Богу приносится дар, но от Бога ожидается помощь. Крещение спасает не тем, что в нем мы чтото обещаем Богу, а тем, что Спаситель дарует нам плод Своего воскресения. В крещении мы испрашиваем у Бога дарование доброй, обновленной совести. Дар совести, позволяющий различать добро и зло, обновляется воскресением Христовым. Язычники судятся законом совестии всякий человек судится им, но совесть христиан просвещена спасительным даром.

ВВ: Если глагол έπερωτάο может означать обещание, почему же он не может употребляться в данном тексте в этом значении? А в других местах—это другое дело,  мы не разбираем их сейчас.

Все верующие согласны, что при крещении мы вступаем с Богом в завет. (Мф. 26:28). Завет представляет собой договор, соглашение. Не может быть завета, когда одна сторона ничего на себя не берет, а только просит. Это уже не завет. Еврейское слово берит, употребленное в этом месте, означает «союз, соглашение,  как минимум, между двумя  участниками,  в котором определены цели, условия, права и обязаннрсти обеих сторон» (Библейская энциклопедия  Брокхауза, 1999,  Стр.332).  Так и при крещении: мы отдаем себя в услужение Богу, а Он дает нам спасение, благословение и защиту.  Это звучит куда более логично, чем «испрашивание» доброй совести.  Добрую совесть мы должны воспитать в себе, приобретать (дается императив-«имейте добрую совесть», 1 Птр.3:16. ). А если бы ее давало  крещение—-апостолу не имело смысла и говорить нам об этом  (чтобы иметь).   Но добрая совесть– не дар крещения, а даруемое Христом при покаянии новое состояние духа—«кто во Христе, новая тварь», и «рожденный от Бога, не грешит, но хранит себя» (1 Ин.3:9; 5:18)—это и дар силы свыше, от Бога, и проявление нашей доброй воли. И участие нашей воли (доброй совести) не менее важно, так как Бог насильно не спасает никого. И крещение спасает– не само по себе, а—через жертву Христа, которому мы отдаем себя при покаянии, и  при крещении даем торжественное обещание быть Ему верными. А дар от Бога через Иисуса Христа –жизнь вечная.  Но что ее дает крещение, нигде не подтверждено в Слове Божием.

АК.    Контекст апостольского послания говорит о том, что жить надо в доброй совести. Но если и без Христа у меня уже есть наличная добрая совесть (которую меня призывают обещать Христу) – так зачем вообще Он нужен? Если я и так добр и праведензачем крест Христов? Значит, нужно «обновление  ума», нужно у Бога просить дар различения духов. Но это и есть радикальнейшая перемена в человеке, которая не может произойти без вхождения Бога внутрь человека, не может произойти одним лишь усилием воли или сознания человека. Значит, крещениеэто не присяга, не клятва, не юридическое обязательство, как у баптистов, а внутреннее изменение в людей, у которых «чувства навыком приучены к различению добра и зла» (Евр. 5, 14).

В.В. Во-первых, наша человеческая «наличная добрая совесть», как говорит АК., то есть праведность, плачевно несовершенна—«как запачканная одежда» (Ис.64:6). А во-вторых, здесь опять имеет место извращение смысла слов апостола: ведь там не  говорится о том, чтобы людям просто жить по доброй совести, что стараются делать многие, а — об обещании Богу доброй совести,то есть обещание добросовестно соблюдать Его волю. Стараться по мере сил. Далее, совершенно верно, это и «обновление ума», эта радикальная перемена в мышлении—принятие Христа как своего Спасителя, изменение взглядов на всю предыдущую жизнь, на принципы, привычки; и  сознательное отречение от всего греховного; и твердое желание более не служить греху—именно так учит Господь—всё это и есть действие Духа Святого в нас. Без этого, что мы называем возрождением, не может быть спасения. А результатом этого процеса есть крщение по вере и обещание Богу послушания Его воле, отдача Ему в повиновение. А кто нарушает свое обязательство, и возвращается на путь греха–«не остается больше жертвы за грех, но страшное ожидание суда и огня, готового пожрать противников» (Евр. 10:26-27). А если бы не взятый на себя обет «доброй совести», не за что было бы наказывать отпавших —ведь если  человек ничего не обещал Богу, он ничего не должен,  и может изменять свои пути и решения как хочет. Но мы отдаем себя Христу в добровольное рабство—то есть, абсолютное повиновение ему без права возвращения на прежний путь.  (Рим.6:22: «стали рабами Богу»; «Иаков, раб Бога и Иисуса Христа».. ( Иак. 1:1); «Симон Петр, раб и апостол…» (2Птр.1:1). Мы отдаем себя в услужение Богу, а Он дает нам жизнь вечную, благословение и защиту. Потому и требует Христос сознательного принятия решения по твердой вере.

АК.    И это прошение дара чистой совестипреждевременно ли оно для младенца? Да, обещать младенец  ничего не может, но разве не может он просить? Не есть ли все его бытиепросьба?

ВВ:  Можно с такоим же успехом допустить, что бытите младенцев—обещание!  Или-надежда. Или… Мало ли чего ещё можно допустить при пылкой фантазии? Но нас должны интересовать прежде всего—факты. А факт есть– что «прошение»  представляет  сознательный акт разума, чего от новорожденного чада, руководимого до определенного возраста врожденными инстинктами, спрашивать не приходится. И любые произвольные допущения только уводят нас в сторону от Божественной истины.  Если же мы действительно хотим знать истину, мы должны придерживаться только библейских фактов. А если все же допустить эту идею («бытие—просьба»), значит,  и наше бытие–тоже просьба?  Ведь сущьность наша не изменилась с возрастанием; тогда, что ж, и мы все–тоже не нуждаемся в сознательной молитве?!.

АК.   «Бог больше сердца нашего» (1 Ин. 3, 20), и эту свою огромность Он тем не менее дарит нам, вмещает в нас.

Детям нужен Христос или нет? Вот конечный смысл вопроса о крещении. Как детям дать покров Христов, как им усвоить благодатный дар Христова подвига? А дети баптистовво Христе? Если дато как они оказались во власти Христа? Иногда баптисты даже сами признают, что их детивне Христа94. Но если младенцы не у Христа, если они не в Теле Главы Церкви, то значиту «князя мира сего». И только глядя мимо колыбели своего ребенка, можно статью о недопустимости крещения младенцев заканчивать утверждением типа «Крещениеэто единственная дверь к вступлению в общение с церковьюПрисоединиться к церкви иным способом невозможно»95. Верно. Но скажите это, глядя в лицо своему ребенку: «Ты вне церкви. Ты вне Христа. И я тебе помочь ничем не могу. Мне моя догматика велит думать, что единственный способ присоединения к Церкви тебе недоступен».

ВВ: Так говорить детям, каковых «есть царство небесное», было бы неправдой.  Детям очень нужен Христос, и детям Его нужно показывать, вести их к Нему. Словом, личными добрыми примерами, святой жизнью. И постоянно молиться за них. Но во младенчестве Бог их хранит Сам, без членства в церкви, по своему милосердию. Ибо Он «многомилостив» (Ин. 2:13). А чтобы «усвоить им (младенцам) благодатный дар Христова подвига»–нужно единственно«усвоить», то есть уразуметь,  понять, осознать, и принять. Что новорожденные, как ни крути, не спсобны сделать. Здесь уважвемый диакон Андрей сам все ставит на свои места.                                                                                           Что же касается наших, баптистских детей, то они не отличаются от всех других в мире—Христос не говорил «баптистских детей есть царствие Божие». Но согласно Слову Божию, наши дети освящаются своими родителями, и «теперь святы.» (1 Кор. 7:14).  Не «вне Христа», а—во Христе,  вместе с родителями, которые так же святы. (Апостол обращается к верующим  как к «призванным святым»–Рим.1:7,  «святым и верным» –Еф.1:1. И не стоит,  даже из лучших побуждений, пытаться «улучшать»  или опровергнуть Христово учение.

АК.     Поскольку не всякий баптист может заменить отцовское сердце учебником догматики, то в протестантской литературе появляются странные суждения, объясняющие возможность спасения без крещения, возможность очищения без личного завета с Христом. Так, для оправдания своего убеждения в том, что их некрещеные дети чисты, баптисты приводят апостольские слова о том, что «грех уничтожен Жертвою Христовой». Но ведь это жертва за весь мир. Если считать, что эта жертва делает уже ненужным крещение детей, то не надо крестить и взрослых. Если же «христианин веры евангельской» считает, что дары Жертвы без крещения распространяются только на младенцев и только для них Жертва делает ненужным крещението пусть приведет библейские основания для своего убеждения.

И лучше не ссылаться на слова Христа о детях: «Таковых есть Царство Небесное»96. Ибо в этом евангельском тексте стоит не указательное местоимение – «сих», но «таковых» (…..0000), то есть речь идет о том, что люди, подобные детям по некоторым чертам характера, наследуют Царство Небесное. Этот текст нельзя понимать как обещание Царства Божия просто в силу возраста. Кроме того, Христом сказано: «Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Мк. 10, 15)97. Если у сектантов дети принимают Царство Божие без крещениято пусть и взрослых они приемлют в Церковь «как детей», то есть без крещения.

ВВ: «Таковых»—в  контексте приведенного места Писания—может иметь только одно ф единственное значение как «тких же детей», «всех детей».  Толкование диаконом Андреем слова «таковых» как вообще людей, «по некоторым чертам характера подобным детям»—-никак  не подходит, так как в этом эпизоде ко Христу привели для благословения именно детей (Мф. 19:13), и говорил Он  конкретно о них. Это не была философская беседа с книжниками, где могли обсуждаться общие принципы спасения всех людей вообще, а—конкретный случай  с детьми. Его слова–короткая реплика тем, кто препятствовал детям подойти ко Христу. И его эта фраза есть часть одного предложения:  «не препятствуйте им приходить  ко Мне,  ибо таковых, (то есть-«их») есть Царство Небесное. Все предельно ясно и логично!

 Далее, просто удивительно, как автор  в одной и той же статье противоречит сам себе. Выше он упрекает Баптистов, что у них можно вступить в церковь только сознательно, и при крещении давать «обещание доброй совести», а теперь—что мы проповедуем «спасения без крещения, возможность очищения без личного завета с Христом»! Да если бы и напечатал кто-то что-либо подобное, то такие рассуждения –не баптистское учение, под каким бы именем эти ереси не печатались. Под именем баптистов могут выступать все, кому ни лень, благо теперь есть неограниченная возможность печатать любые «опусы». Ведь и в православии печатаются многие авторы, чьи взгляды, мягко говоря, не соответствуют ортодоксальным взглядам их руководства. Включая священников и ученых–богословов.

АК.      В Писании нет специального повеления крестить детей? Но нет также прямого повеления крестить женщин или стариков. Господь сказал «крестите все народы» (см. Мф. 28, 19). И здесь нет исключения по признакам национальности, пола или возраста.

ВВ:  Мне думается, что в пылу полемики уважаемый диакон Андрей поддался азарту и потерял логику . Ведь идет рассуждение конкретно о крещениии или не крещении именно детей, как несознающих еще учение Христа и не могущих брать на себя обязательства «доброй совести».  В этой их неспособности и кроется необходимость особой благодати, оказываемой Христом младенцам. Чтобы спасти их без того важнейшего условия—сознательного принятия Спасителя как Сына Божия, которое они еще не способны выполнить в силу их малости. Потому здесь совершенно не к месту смешивать это частное обетование младенцам с общим повелением крестить народы—в собирательном значении, как глобальную человеческую общность, без детализации  полов, рас, народов,  и так далее. А женщины и старики—это одна социальная категория с мужчинами по принципу самосознательности и ответственности. В противопоставление с детьми. И смешивать в данном споре  национальность, пол и возраст в одну кучу—логическая бессмыслица, вроде как «шли дождь и два студента». Ведь предмет дискуссиине национальный или половой признаки, а возрастной.

. АК.     Вообще обычно Писание делает оговорку, если не включает в число указываемых им лиц женщин и детей (см. Мф. 14, 21). Никаких оговорок относительно крещения детей нет.

И в новозаветных текстах мы видим описание таких событый, которые предполагают крещение детей вместе со взрослыми. Крестились Лидия и домашние ее (Деян. 16, 15); темничный сторож «и все домашние его» (см. Деян. 16, 31); Павел «крестил Стефанов дом» (1 Кор. 1, 16). Апостолы крестили целую общину самаритян (Деян. 8, 14-17) – и вполне возможно, что там были и несовершеннолетние дети

ВВ : Не совсем так. Например, когда Израильтяне шли на войну, то сказано: «…и  вышел народ, и разграбил стан сирийский.» (4Цар.7:16). Что же, и все младенцы вышли?? (так же–Суд. 9:42, 20:25, 2 Цар. 15:17, 15:24. Мф 8:34).                                                                                                                                        Теперь о крещении домашних Лидиии и других семей. Это опять–таки домыслы, ни на чем не обоснованные «допущения», возводимые на уровень фактов. Мы об этом выше уже говорили. А вот в истории мы читаем, что первые Христиане не крестили детей (например, см. статью в интернете:  Христианский Портал, Крещение). И ученый-богослов и  уважаемый  профессор Московской Духовной Аакадемии  и Семинарии А.И. Осипов опровергает традиционный взгляд православной церкви на крещение детей, и считает, что детей крестить не следует. (См. его ответы на вопросы в радиопередаче радиостанции «Радонеж»  от 30 Июля 2007 г.).

АК.  Ап. Петр говорит обратившимся к вере: «Вам принадлежит обетование и детям вашим» (Деян. 2, 39). По слову ап. Павла, бывают «верные дети» (и в пресвитеры должны поставляться только люди, имеющие таких детейсм. Тит. 1, 6). Здесь верные именно в смысле верующие (от «верный, верующий») в Писании означает именно христиан, принявших крещение и ставших уделом Христовым: «когда же крестилась она и домашние ее, то просила нас, говоря: если вы признали меня верною Господу, то войдите в дом мой» (Деян. 16, 15; ср. Еф. 1, 1; Деян. 10, 45; Откр. 17, 14; 1 Тим. 4, 10; 1 Кор. 7, 14).               

ВВ: Аминь! Принявших—об этом мы и толкуем. Она—была «верная», и домашние её приняли Христа и крестились—это нормальное явление. Домашние—это могли быть не только дети, но и родители, и родственники, и прислуга. И даже рабы (они тоже были в то время у богатых верующих—читайте послание к Филимону, например. Но тут нет никакого указания на то, что так же крестили и детей маленьких—ведь не написано, были ли у неё дети, и даже если да—какого возраста, и присутствовали они при этом, и крестили их тоже,  или заблаговременно  отправили спать?     

АК.   Вот еще одно немаловажное место: «Неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (1 Кор. 7, 14). Могут ли люди, находящиеся вне завета, то есть некрещеные дети, называться «святыми»? Могут ли быть святыми те, кто не привиты к единственно святому корнюХристу (Рим. 11, 16)? Протестанты говорят при толковании этого библейского места, что эти дети «святы» просто по рождению, освящены  верующей матерью и потому их не нужно крестить .    Но это же самое тогда надо говорить и о муже верующей жены: если он, еще будучи язычником, стал свят благодаря верующей жене, то может, и его стоит принимать в христианство без крещения? Тогда будет две двери для вхождения в христианскую Церковь: тем, у кого нет родственниковхристиан, надо будет креститься, а имеющим христиан среди близких надо будет просто приносить от них справку. Но если этоабсурд, то значит, и предположение о том, что вера матери освящает детей сама по себе, без таинства возрождающей Христовой благодати, не менее абсурдно. Значитприходится допустить, что дети стали «святыми» через их непосредственное и личное освящение, то есть через крещение.        

ВВ. Отнесем очередное ошибочное утверждение протодиакона  Андрея о наших принципах за счет его неосведомленности а нашем вероучении. Хотя в таких важных богословских спорах нужно быть предельно точным, чтобы не идти по заведомо ложному пути.  О том, что дети верующих имеют врожденное право не спасение—мы не учим. А что—все дети, по словам Христа. Но только во младенчестве. А  дети верующих до рождения уже освящаются посредством молитв родителей, и особо благословляются Богом– по их молитвам. Мысль, о которой мы здесь говорим, проста: для младенцев и для взрослых Христос положил разные возможности для спасения. Так как младенцы не могут еще получить его самостоятельно, как требует Господь ото всех сознательных уже людей,—по вере принять Христа в сердце,–то им Христос и делает снисхождение, и спасает их без их личного исповедания веры, и даже—независимо от вероисповедания их родителей; но до того только возраста, пока они не начнут принимть сознательные решения в своей жизни и отвечать за них. Пред людьми и БогомЭто соответствует и логике Священного Писания, и свидетельствует о Божественной мудрости и любви Божией. Снова напоминаю, что  говоря об освещении неверующей стороны, Господь говорил не о членстве в церкви, условия поступления в которую Господь  однажды четко установил и не изменяет. А о том, что,  поскольу дети не могут еще самостоятельно решать вопрос своего спасения, от них Христос не требует невозможного. Но Он  дает право родителям, имеющим спасение, освящять детей посредством молитвы. И благословение, которое подается свыше через молитву их, освящяет детей—«а теперь святы». Не по крещению, заметьте,  а по христианской святости матери/отца. А муж — хотя и освящается, но не стал автоматически свят, иначе бы Христос сказал: «то и мужья/жены святы». И не вошел в церковь. Освящается—то есть, на него падает свет благодати Христовой через его жену, её христианское влиние,  он слышт  слово Божие, о нем молятся—и он  может приблизиться к спасению, и спастись. Через Слово, по личной вере. («вера от слышания»). Но без покаяния он никогда не станет  членом церкви. А дети –святы. Но не через их крещение, а по великой благодати Божией . А иначе надо было бы говорить не «а теперь дети святы», но—«и дети крещены,  и потому святы». 

АК.    Протестанты настаивают на абсолютно буквальном понимании евангельских слов: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет» (Мк. 16, 16). Если нет веры – то нет и крещения. У детей веры быть не может – значит, нельзя их и приводить к крещальной купели. Однако, если этот текст прилагать ко всем вообще, а не только ко взрослым, получится вполне чудовищная вещь. Ведь эта фраза Христа имеет продолжение: «а кто не будет веровать, осужден будет». Дети веровать не могут, следовательно, если и к ним приложима эта формула, то дети уже осуждены. И если ребенок умирает – ему нет спасения. Следовательно, формулы о крещении после научения и исповедания веры относятся именно ко взрослым, а не к детям.                

 ВВ: Конечно, Писания мы обязаны понимать дословно, если это не притча или иносказание. Если, конечно,  верим в его Богодухновенность. Ведь Христос говорил для дословного понимания и восприятия основ веры даже для самых неискушенных слушателей—говорил ясно и просто, как для детей,  без высокой философии. И если принимать точку зрения, на которой стоят Баптисты, все становится предельно ясным: детей малолетних, если они умирают в младенческом возрасте, Господь спасает без их сознательного исповедания веры, а со взрослых—спрос совершенно другой, и им для спасения необходима вера, и жизнь по учению Христа, дела веры, о чем и повествует апостол Иаков.  

 

АК.     И с какого же возраста баптисты считают возможным крещение человека? Когда кончается возраст детского неразумия? При решении этого вопроса баптисты обычно следуют установлениям светского права: советская власть выдает паспорта людям в 16 лет, значит, и мы будем крестить лишь 16-летних… Вот случай для размышления о возрасте духовного взросления: сибирский город Ноябрьск. Город без православного священника. Декабрь 1996 г. В семье, совсем недавно пришедшей в православие, меня знакомят с младшим – шестилетним Максимом. И отец рассказывает: «На прошлой неделе я слег с приступом остеохондроза и сутки не мог даже подняться с постели. На следующее утро Максим осторожно заглядывает в мою комнату и спрашивает: пап, ну как ты? Да вот, говорю немного лучше, уже могу вставать. – Максим поворачивается, убегая из комнаты, на ходу бросает: ну, хорошо, пап, я тогда еще о тебе помолюсь!». Вопрос к протестантам: вот Максимка, вот его вера, вот вода. Что мешает ему креститься?

ВВ: Да, это как раз и есть пример детской веры, о которой говорил Христос. Но разве не знает уважаемый профессор, сколько грешников, безбожников, преступников выросло из крещенных в детстве максимок? Тюрьмы переполнены! Вот такими, крещенными в детстве и даже искренне, по детски, верующими с малолетства. Значит, вывод: эти люди не получили освящение и спасение в детстве через крещение, это был самообман родителей. И только  когда эти  дети примут Христа в сердце сознательно, –они перестанут быть грешниками. В том и разница. Вот евнух царицы Кондакии– читал Библию, размышлял, просил разъяснений (истолкований), сознательно принял Христа,  поверил от всего сердца, и решил отдать Ему свою душу. (Деян. 8:26-38). А многие крещенные в детстве максимки, даже веря по детски, не задумываясь о своем спасении и не дорожа им,  скоро теряют его. Поэтому с детства так важно не крещение, а  постоянная родительская молитва и забота о них.

ДА.  Митр. Вениамин (Федченков) рассказывал о случае, когда девочка из протестантской семьи, умершая некрещеной, просила священника в видении о молитве. Поскольку христианство – это область практики, это свидетельство не может быть просто отброшенным. Точно так же невозможно вместить в рамки протестантской догматики духовный опыт тысяч русских подвижников, крещеных в детстве, но приобретших несомненный христианский духовный опыт. Что же – оптинский старец Амвросий так и не был вообще христианином, не был членом Церкви только потому, что крестился в детстве, а не по баптистскому обряду по достижении совершеннолетия?

ВВ:  Рассказ  митрополита о девочке мы оставим на его совести.  Если это так важно для умерших, что же тогда остальные, умершие без детокрещения,– а их  миллионы!, и в православных семьях тоже,–не приходят во сне и не просят?? Не слышали мы пока о таких массовых просьбах. А если этого нет, никак нельзя делать из одного этого рассказа столь поспешные и далеко идущие догматические выводы. О снах же в Писании сказано, что они далеко не все суть пророчества, но могут быть просто человеческими снами. (Иер. 23:28; ). И в нашем случае–вся эта история не располагает к доверию.                                                                                                                                                                Что же касается оптинского старца Амвросия—при всем уважении к нему– один Господь знает! Мы же не можем судить– не встречались и не беседовали с ним, и откровений насчет его христианства не имеем… А как Бог поступит с теми, кто был  неверно научен и не исполнил Его заповеди как должно– узнаем в свое время. На небесах. Если сподобимся туда войти.

АК.     Церковь же всегда считала допустимым крещение христианских детей. О нем говорит св. Ириней Лионский (†202): «Христос пришел спасти через Себя всех, всех, говорю, которые возрождаются от Него для Богамладенцев, отроков, юношей и старцев» (Против ересей, 2, 22, 4; см. также 5, 15, 3). Ориген говорит о крещении детей как об апостольском предании: «Церковь получила от апостолов предание преподавать крещение и младенцам» (На Рим. кн. 5, гл. 6).   В 252 г. Карфагенский собор определил: «Не должно нам никого устранять от крещения и благодати Бога, о всем милосердного, благого и снисходительного. Если этого надобно держаться по отношению ко всем, то особенно, как мы думаем, нужно соблюдать это по отношению к новорожденным младенцам, которые уже тем заслуживают преимущественно нашу помощь и милосердие Божие, что с самого начала своего рождения они своим плачем и слезами выражают одно моление» (Цит. св. Киприан Карф. 46 Письмо епископу Фиду).                        

ВВ: Утверждение, что   церковь «всегда считала допустимым крещение христанских детей»–ложное. Вот что пишет православный Протопресвитер Н. Афанасьев  в статье «Крещение детей», глава «Вступление в Церковь»: «Относительно апостольского времени у нас нет положительных данных, которые бы позволяли нам с тою или иною уверенностью судить, как разрешался вопрос о крещении детей в первоначальной Церкви. Те сведения, которыми мы располагаем, не дают нам права утверждать ни того, что крещение детей совершалось в апостольское время, ни того, что оно не совершалось. В новозаветных писаниях упоминается о крещении нескольких семей: о крещении апостолом Петром Корнилия (Деян.10:), о крещении Лидии и «домашних ее» (Деян.16,15), о крещении темничного стража и «всех его» (Деян. 16,33), о крещении начальника синагоги Криспа и всего его дома (Деян. 18,8) и о крещении дома Стефанова (1 Кор. 1,16). Трудно предположить, что во всех этих крещенных домах не было малолетних детей, но и утверждать категорически, что они были, мы также не можем. Если бы мы знали, что апостолы крестили детей, то мы могли бы с уверенностью сказать, что малолетние дети, если они имелись, были крещены, но из того, что были крещены дома Корнилия, Лидии и тюремного стража, никак нельзя сделать заключение, что апостолы крестили детей.»    

     Слова  Св. Иринея Лионского, как они представлены здесь, не расходятся с нашими убеждениями и учением.  Баптисты тоже учат, что Христос пришел спасти всех, «которые возрождаются от Него».  Или. как написано, «от воды и Духа» (Евангелие от Иоанна,  3:5). Но тут нет никакого намека на крещение детей как таковое. Ведь младенцы еще не возрождены свыше. Но и они спасаются—по дару благодати, а не по возрождению. А Ориген, хотя и достоин уважения, все–таки не Христос, и его слова—только мнение, а не доказательство. И не закон Иисуса Христа.  И  Карфагенский собор–не превыше учения Христа. Если Христос не заповедал этого, то никому не дано право изменять то, чему Он учил. «Но есди бы даже  мы, или  ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествоваи вам, да будет анафема».  Это  апостол Павел говорит в послании к Гал.,1:8.

А о « плаче—молитве»–пусть кто-нибудь докажет достоверно, что они (младенцы) выражают своими слезами?! И скорее всего, как можно установить на простом опыте,  пронзительный крик  младенцев выражает не моление к Богу, а протест и требование, в самой грубой физической форме,  конкретно направляемые к окружающим. Это их реакция на голод, боль, испуг, на дискомфорт,  или имеющиеся проблемы со здоровьем. И уж никак не сознательный разговор с Богом. К тому же мы знаем наверное, что в чуть большем возрасте, когда дети начинают уже понимать окружающее, они так же обращеются с просьбами—то есть, с их простыми  «молитвами»—к матери или к окружающим, а не к Богу, которого они еще просто не знают.  Хотя Бог их знает, и печется о них, и знает их нужды и желания прежде, чем они становятся способны высказывать их языком. И спасает их. И их особые ангелы надзирают над ними–«ангелы их …всегда видят лицо Отца» (Мтф. 18:10). (Значит, это касается  не только христианских детей, но всех. Бог любит их всех равно).                                                                                                                                              И, как уже говорилось, профессор Московской Семинармии и Духовной Академии (Православной)  Осипов и сегодня  учит, что детей крестить не следует.

АК.    И даже инициатор протестантского движения Мартин Лютер в 1522 г. осудил отвергавших детское крещение анабатистов Никлоса Шторха, Томаса Дрекселя и Марка Штюбнера. Сам Лютер был крещен в детстве и отказывался перекрещиваться, приводя самого себя как пример, доказывающий благодатность детского крещения: «Что крещение детей Христу угодно, доказывается достаточно собственным деянием Его, именно, тем, что Бог из них многих святыми делает и Духа Святого им дал, кои таким образом крещены были, и ныне еще много тех, по коим видно, что они Духа Святого имеют, как по учению, так и по житию их; как и нам по милости Божией дано». И далее: «Ежели бы не принимал Бог крещения детей, значит, во все времена до дня сего ни один человек на земле христианином не был… Засим говорим мы, что для нас не самое важное, верует или не верует крещаемый; ибо оттого не делается крещение неистинным, но все зависит от слова и заповеди Божией. Крещение есть не что иное как вода и слово Божие, одно при другом. Вера моя не творит крещение, но воспринимает его»99. Для Лютера, как и для православных христиан, крещение есть омовение водою, пронизанной благодатью Христовой, то есть именно таинство. Баптисты же уверены, что в их крещении Дух Святой им не подается. И значит – остается у них только пустая обрядность, мертвая форма, вполне бессмысленное подражание древним церковным преданиям. И дети – от которых Христа спрятали за страницами «догматического богословия».

 

ВВ:  Мартин Лютер тоже не достиг совершенства, и не был выше Христа. Что и доказывает приведенное выше его высказывание. И, как автор пишет, были (и есть) множество  христианских богословов и философов,  кто, опираясь на Слово Божие, трактуют этот вопрос совершенно по разному.  Мы уже отмечали, что Дух Святой дается при покаянии, а не крещении (см. выше). После крещения христиане особо могут исполняться Духом Святым множество раз в течение жизни. (См. Книгу Деяния Апостолов, 4:31; Еф.5:18;13:52). Крещение же есть одноразовый, но величаший по своему значению акт—заключение Завета с Богом и подтверждение перед Богом и людьми своего непоколебимого решения следовать за Господом в полном послушании и доброй совести.

 Подведем итоги. В результате анализа и критического разбора  доводов,  изложенных  профессором, протодиаконом Андреем (Кураевым) в его книге, мы приходим к выводу, что крещение младенцев делалось и делается  ныне не на Библейской догматической основе, а на весьма шаткой основе соображений  и преданий древних «отцов церкви», и представляет собой не установление Господа, а есть изобретение человеков

avatar
  Subscribe  
Notify of